Реклама FCLUB

Ювелирная работа

Михаил Несветайло

Ювелирная сеть «АДАМАС»
Председатель Совета директоров

Резидент клуба

Как с нуля создать новую отрасль региональной промышленности и построить завод-лидер вопреки падению рынка? 

В Белгородской области никогда не было ювелирного производства. Сегодня есть предприятие, которое выпускает 270 килограммов драгоценных изделий в месяц. Еще недавно в регионе не знали о профессии ювелира. А теперь у нас трудятся порядка 500 человек. Наши изделия продают 800 розничных партнеров и более 200 собственных магазинов, число которых резко увеличилось год назад — после приобретения нами бренда «Адамас».

С 2004 года мы накапливали опыт в ювелирной рознице Белгорода, Воронежа и Москвы. Нулевые были без преувеличения золотыми. Продавалось все, проблема была одна: где взять больше товара? Идея самостоятельно делать ювелирку пришла словно сама. Но когда наш проект был уже глубоко проработан, рынок рухнул. Продажи ювелирных изделий в России до сих пор не вернулись на уровень 2014 года. Несмотря на это, наш бизнес растет благодаря преимуществам и решениям, которые у нас есть. Попробую объяснить, каким именно.

Внимание к покупателю

Когда 10 лет назад мы задумали собственное производство, российская ювелирная отрасль была очень консервативной. Заводы традиционно предлагали тяжелые и дорогие изделия. Мы приезжали закупать товар и говорили: «Сделайте кольцо с меньшим количеством металла, замените драгоценный камень на полудрагоценный. У вас классное изделие, но сейчас оно не продается. А если его сделать в два раза легче, его купят». Однако производители старой формации не хотели обновлять модели, которые использовали много лет.

Мы же более пластичные. В нашем ассортименте 7770 артикулов, и каждый месяц добавляется 50–60 новинок. Мы сами просим торговую сеть делать аналитику продаж и разрабатываем модели, ориентируясь на эти данные. Показываем первые зарисовки, советуемся. И такой совместный продукт приносит лучшие результаты.

Мы решили делать все категории ювелирных изделий не только из золота, но и из серебра — начиная от обручальных колец и заканчивая штамповкой, литьем, цепями разных типов плетения. Потом появилась новая тенденция: все больше клиентов хотели приобрести украшение с уникальным дизайном. И теперь один из цехов выполняет дорогие индивидуальные заказы, очередь на которые не заканчивается.

Опора на профессионалов

Нам повезло: на этапе проектирования завода к нам присоединились технологи и специалисты из других городов, которые хорошо знали специфику ювелирного производства. Мы предоставили им в Белгороде жилье, помогли устроить детей в детский сад. А они вместе с нами ездили на заводы Италии, Турции, Китая, изучали, как там организовано производство, и корректировали закупку оборудования, планировку цехов, технические процессы.

Инвестиции в людей

Узких специалистов в нашей области не было, и мы обучили их сами. Пригласили преподавателей из Костромы и ювелирных столиц ближнего зарубежья, дали объявления о наборе стажеров. И даем их до сих пор: из семи–десяти новичков на производстве остается один. Ювелирное дело требует хорошей моторики рук, и только на практике можно понять, насколько она развита у человека. Самые талантливые учатся азам профессии за три месяца, другим на это требуется год. Первоначально у нас были ограничения по возрасту: мы искали людей с опытом. Но теперь обучаем всех, у кого чувствуем природный талант.

Повезло, что рядом — в Старом Осколе — работает филиал Российского государственного геологоразведочного университета им. Орджоникидзе. Мы заключили с ним соглашение и получили методические материалы. Другой договор подписали в Костромской области — с Красносельским училищем художественной обработки металлов. Талантливым старшекурсникам мы платим стипендию и ориентируем их на переезд в Белгород. Для сотрудников у нас есть бесплатное общежитие и квартиры.

После покупки компании «Адамас» мы перевезли оборудование с московской производственной площадки на белгородскую. И одновременно из столицы переехали несколько инженеров. Профессионалы, отдавшие много лет «Адамасу», оценили наше стремление дать этому бренду новую жизнь. Да и город у нас комфортный.

Сотрудничество с лидерами

Когда мы проектировали завод, в России насчитывалась 1000 ювелирных производств. Но чаще всего это были цехи гаражного типа, использующие устаревшее оборудование. Современных пятикоординатных станков с числовым программным управлением тогда еще в принципе не было ни у кого.

Мы же изначально ориентировались на использование лучших технологий из Италии, Германии и Японии. Теперь это позволяет автоматизировать ряд этапов производства, гибко перестраивать процессы, реализовывать самые смелые дизайнерские идеи, сокращать временные затраты и себестоимость продукции.

Чтобы выделить свою продукцию среди конкурентов, запустили новый оптовый бренд Svetlov. Мы строили и продвигали его вместе с одним из крупнейших российских брендинговых агентств. Если хочешь стать лидером, надо сотрудничать с лидерами, несмотря на то что их услуги стоят дорого.

Страсть и вера

Обдумывая проект, я не мог предугадать все проблемы, с которыми придется столкнуться. Я видел голубой океан, в который страстно хотел окунуться. Были расчеты, как это сделать. Но невозможно было предвидеть, как сильно взлетит курс доллара, вырастут цены на оборудование и сырье и упадет потребительский спрос. Я не знал, что еще до открытия в 2017 году наш завод попадет под санкции, и не представлял, что такое локдаун в условиях пандемии.

Когда ювелирный рынок начал падать, можно было заморозить проект. Но у нас уже сформировалась производственная коробка. Мы внесли часть предоплаты за станки по валютным контрактам. И главное, к нашей команде присоединились люди, которых мы пригласили в Белгород. Я не мог им сказать: «Извините, не сложилось». Как лидер я обязан был верить в проект и в себя, чтобы другие не заразились неуверенностью. Только так можно сделать невозможное.

Бег с препятствиями

В ювелирной отрасли используется то же самое оборудование, что и в машино- и приборостроении. Когда в 2014 году впервые были объявлены санкции против России, станки с числовым программным управлением попали в список продукции двойного назначения — такой, которую можно использовать и для гражданских, и для военных целей. Германия отказалась продавать нам высокоточные станки, необходимые для выточки обручальных колец. И мы получили их через одну из третьих стран.

Параллельный импорт увеличил наши затраты на 15%, мы лишились гарантии на обслуживание оборудования. Когда один из этих станков вышел из строя, он бездействовал полтора месяца. Столько времени понадобилось, чтобы получить нужную деталь. Немцы согласились продавать запчасти только в Германии и только за наличные. Нас это не устроило. Поэтому мы нашли предприятие в России, которое изготовило деталь по чертежу. Так мы действуем и сегодня, когда станки нуждаются в ремонте.

Не скажу, что годы санкций сильно ударили по ювелирке. Мы не потеряли в технологичности. Кроме того, за это время продвинулись вперед станкостроители Китая и Турции. Сегодня они на равных конкурируют с немцами и итальянцами. Наши отечественные станки с ЧПУ не самые современные, но главные задачи решают удовлетворительно. Поэтому сейчас мы предпочитаем работать с партнерами из дружественных стран и России. Это намного дешевле, и рисков, связанных с техобслуживанием, не возникает.

Предпринимательские продажи

Среднемесячный объем выпуска ювелирных изделий на заводе «Арт-карат» почти в два раза превышает первоначальные показатели. Производство растет благодаря расширению ассортимента, комфортным ценам, развитию собственной торговой сети и титаническим усилиям в прямых оптовых продажах. Как совладелец компании я лично объехал собственников всех ювелирных сетей, убеждая их, что работать с нами можно и нужно. При первой встрече они пожимали плечами: «Нам другие заводы все поставляют». В ответ мы предлагали разные стимулы: кому-то отсрочку в оплате, кому-то бесплатно давали товар для тестовых продаж. Все вместе дало результат.

Игра вдолгую

Мы по-прежнему много вкладываем в оборудование, строительство и удержание конкурентных цен. Это снижает прибыльность бизнеса. Мы рассчитывали окупить инвестиции в течении восьми лет, но теперь срок окупаемости увеличился до 12.

О некоторых своих решениях мы пожалели. Дешевле было бы, например, построить производственный корпус с нуля, чем перестраивать старые, аварийные помещения. Но сердце радуется, когда видишь, как вписывается в архитектуру квартала наш производственно-офисный центр, расположенный почти в самом центре Белгорода. Здание выглядит стильно и современно.