Реклама FCLUB

Чтобы дети не ссорились

Илья Опренко

Глава Tinkoff Private

Как безопасно передать капитал наследникам и сохранить бизнес?*

Громкие корпоративные конфликты в России и остальном мире, свидетелями которых мы стали в 2021 году, наглядно демонстрируют: владельцы капитала не всегда задумываются о том, что будет с бизнесом, если внезапно отпустить бразды правления. В итоге наследники не могут решить, что кому достанется. Компании впадают в анабиоз и терпят убытки.

Сохранить и передать потомкам результаты многолетнего труда позволяет механизм трансфера активов. Сейчас, когда экономика России перестраивается, многим состоятельным семьям стоит обратить на это внимание. Мои советы будут полезны и успешным представителям комьюнити Forbes Club, и новому поколению бизнесменов, которые только наращивают капитал.

Время великого трансфера

Российские предприниматели первой волны, стартовавшие в конце 1990-х и начале 2000-х, постепенно будут отходить от дел. Средний возраст богатейших людей из списка Forbes приближается к шестидесяти годам. Среди 200 участников рейтинга 54 человека старше 60 лет и 14 бизнесменов старше 70.

Примерно такие же цифры приводятся и в отчете Wealth-X Analytics. Согласно этим данным, в 2019 году в России проживало 293 тысячи человек с высоким уровнем дохода и почти 5500 человек — со сверхвысоким. При этом 55% состоятельных граждан — это люди от 50 до 65 лет и еще 17% — от 65 до 80. Получается, что 72% богатых и сверхбогатых россиян — люди довольно зрелые. Таким образом, страна переживает первый в своей новейшей истории период трансфера капиталов.

Кто пойдет по следу

Недавнее исследование EY «Частный и семейный бизнес в России» подтверждает, что предприниматели часто не задумываются над тем, что будет с их наследием, если они неожиданно отойдут от дел. У 43% опрошенных EY нет четкого плана преемственности.

Только в 2021 году два громких связанных с большими корпорациями скандала наделали шума в российской прессе. И на моей памяти еще с десяток подобных конфликтов имели место в разных отраслях экономики. Истории во многом схожи: после ухода из жизни владельца или основного бенефициара наследники вступают в борьбу за состояние и активы.

Часто функции принятия решений завязаны на собственнике, а потенциальные наследники не имеют доступа к информации об активах, не готовы к управлению ими. Иногда несколько браков бизнесмена осложняют процесс преемственности.

Активы становятся предметом спора между родственниками. К конфликтам подключаются третьи стороны, которые преследуют свои интересы.

Долгие конфронтации приводят к большим потерям. Работа в компании останавливается, управление осложняется или парализовано, проекты не получают должного финансирования и внимания.

Короли былого и грядущего

Система передачи активов охватывает две целевые аудитории. Во-первых, это состоявшиеся бизнесмены, начавшие бизнес 20–25 лет назад. Раньше вопросы передачи наследства они откладывали из-за нехватки времени или потому, что обсуждать эту деликатную тему в нашем обществе не принято. Пандемия заставила многих озадачиться этим вопросом.

Вторая группа — относительно молодые люди: топ-менеджеры и владельцы технологичных компаний, которые создали один успешный бизнес и проецируют эти достижения на следующие начинания. «Технофаундеры» 2010-х годов направляют бóльшую часть доходов первого бизнеса на финансирование новых проектов, полагая, что результат будет таким же. Я это называю «ловушкой серийного предпринимателя». Конечно, есть исключения — такие как Олег Тиньков или Илон Маск, которым все удается. Но статистика показывает, что в реальности большинству игроков затруднительно поставить успешный бизнес на поток. Молодому бизнесу тоже нужна диверсификация.

Как по рельсам

Представителям обеих групп я советую подготовить план преемственности, который состоит из четырех основных шагов.

I) Первый этап — составление карты активов. Я много раз убеждался: часто у людей, чье состояние превышает $10– 20 млн, нет четкого представления, что им принадлежит, во сколько оцениваются их активы и как оформлены права собственности. Мне приходилось восстанавливать схему владения даже клиентам, чье состояние измеряется сотнями миллионов долларов.

Иногда активы включают десятки связанных между собой юрлиц. При этом в компаниях наряду с мажоритарным присутствуют миноритарные владельцы. Ревизия позволяет зафиксировать доли в бизнесах, схемы владения недвижимостью, ценные бумаги, банковские и брокерские счета, наличные, предметы роскоши, произведения искусства. На карте надо отметить юрисдикции — это важно для понимания страховых рисков, о которых всем нам напомнил март 2022 года.

Стоимость подобного аудита может разниться и зависит от объема активов, степени запутанности дел. Возможно, потребуется помощь финансовых, налоговых и юридических консультантов, которые будут работать под началом опытного специалиста private-банкинга. Без аудита невозможно сделать второй шаг.

II) Когда карта составлена, можно перейти к оценке потенциальных рисков и слабых мест. Каждый актив анализируют с разных сторон:

• экономическая эффективность, или отдача на вложенный капитал;
• ликвидность;
• налоговая нагрузка;
• юридическая защищенность;
• соответствие долгосрочным целям владельца.

На этом этапе собственник может осознать, что основу его богатства составляют неликвидные или неэффективные активы с низкой отдачей на капитал: например, коллекции искусства или раритетных автомобилей. Бывает, что активы сосредоточены в рискованных юрисдикциях, или в одной категории (например, в недвижимости, столь любимой российскими инвесторами), или в одной отрасли.

Результатом этих размышлений становится план реструктуризации, отражающий представления собственника о том, как должна быть выстроена система владения. Индикаторами являются ликвидность, надежность, доходность и осмысленная диверсификация активов.

Здесь я часто советую бизнесменам отделить личные расходы от затрат компании и перестать оплачивать свои повседневные нужды со счетов фирмы. Вместо «общего котла» следует выплачивать себе дивиденды. Так формируется легальная история
накопления капитала, полезная в работе с банками и контрагентами.

III) От плана реструктуризации активов переходим к созданию устойчивой системы управления благосостоянием. Все активы делятся на несколько условных «корзин» — в соответствии с целями клиента. Например:

• средства на текущие расходы бизнеса;
• резерв ликвидности;
• обеспечение пенсии;
• деньги для семьи;
• затраты на благотворительные проекты.

В каждой из «корзин» могут содержаться активы разного класса, в разной валюте и разном объеме. Такая модель позволяет планировать на 10 лет вперед и больше.

Схема учитывает ожидаемую доходность инвестиций, прогнозируемые расходы на образование, медицину, покупку недвижимости или переезд, включает возможное использование «финансового плеча» для получения более высокой отдачи на вложенные средства. В результате клиенту удается детально моделировать прирост стоимости активов для тех целей, которые он считает важными.

IV) Только после этого приступаем к подготовке модели преемственности — довольно сложная задача.

Во-первых, владелец определяет, как именно распределится его капитал: что останется родным, что будет передано на благотворительность и иные цели.

Во-вторых, бизнесмен с консультантами готовит наследников к управлению активами: возможно, им потребуется освоить навыки менеджмента, стать финансово грамотными.

В-третьих, все эти планы оформляются юридически. На выходе должна получиться понятная и прозрачная система, которая обеспечит трансфер активов именно так, как это представляет себе владелец. Для этого мы выбираем подходящие инструменты: завещание, создание трастовых компаний, приглашение в совет директоров родственников или независимых менеджеров

*Текст статьи был впервые опубликован в журнале Forbes Club 21.04.2022